ДОСТАВКА ГРУЗОВ ИЗ КИТАЯ И ЕВРОПЫ "ПОД КЛЮЧ"!

  • посещение выставок
  • поиск производителей
  • анализ рынка по товару
  • международные перевозки
  • таможенное оформление

Сделайте ОНЛАЙН-ЗАКАЗ прямо сейчас!

Новости

28.11.2018
Сотрудники компании приняли участие в III Конференции по ВЭД Челябинской области

27 ноября 2018 года в Челябинске состоялась III Конференция по внешнеэкономической деятельности Челябинской области "Стираем границы для экспорта".

17.08.2018
Расширение географии присутствия компании в Уральском федеральном округе

Предвосхищая начало осуществления таможенных операций Уральской электронной таможней, наша компания открывает офис в Екатеринбурге.

15.02.2018
Яблоко раздора: Россельхознадзор запретил ввоз белорусских фруктов

«Белорусские яблоки» вновь вне закона. Россельхознадзор вновь решил прекратить поставку белорусских яблок с 14 февраля, посчитав, что под их видом в Россию поставляются яблоки из стран, попавших под российское продовольственное эмбарго

Все новости

Импорт под следствием

Какие отрасли попадут под расследования, как предпринимателям инициировать антидемпинговые, специальные защитные и компенсационные расследования? И пойдет ли это на пользу нам, покупателям товаров? На эти и другие вопросы "Российской газете" ответил директор департамента защиты внутреннего рынка ЕЭК Владимир Ильичев.

Так для каких отраслей более всего сегодня актуальны такие расследования?

Владимир Ильичев: Сегодня одно из самых известных и значимых антидемпинговых расследований ведет Евросоюз в отношении китайских панелей для солнечных батарей. Этот товар популярен в южных странах Европы, где крыши зданий буквально "усеяны" устройствами, позволяющими использовать солнечную энергию.

Объем импорта, который затрагивает это расследование, составляет несколько миллиардов долларов в год. В Китае широко используется механизм "скрытого субсидирования", льготного кредитования через банки, и только за один 2010 год китайские производители солнечных панелей получили кредитов на 38 миллиардов долларов. Прежде и предположить было невозможно, что против таких товаров будут применяться антидемпинговые меры.

Если говорить про отечественный рынок, то в России до сих пор защитными мерами пользовались больше именно металлурги и трубники. В этих отраслях существует избыток производственных мощностей, которые из года в год нарастают, поэтому конкуренция обостряется, и кому-то приходится искать защиты у регуляторов. Но сейчас к нам обращаются компании-производители потребительских товаров самого разного назначения. Например, фарфоровой посуды. А в июне прошлого года мы открыли антидемпинговое расследование в отношении чугунных эмалированных ванн из Китая.

И что стало поводом для этого?

Владимир Ильичев: Для начала расследования необходимо наличие нескольких факторов. Во-первых, демпинговой маржи. Во-вторых, причинение материального ущерба и вытеснение с рынка производителей стран Таможенного союза. За один год при продажах китайских ванн демпинговая маржа превысила размер минимально допустимой, составив 35,9 процента. При этом поставки импортных ванн с 2009 по 2011 год выросли на 66,6 процента. На этом фоне объемы производства и реализации продукции производителей в государствах - членах Таможенного союза упали на четверть, убытки от продаж выросли в 4,8 раза. Да и темп роста цены китайских производителей был ниже темпов роста цен производителей Таможенного союза. В итоге разрыв между импортной ценой из КНР и ценой товара, произведенного на территории Союза, резко увеличился.

Для потребителей, между прочим, эти расследования - одно расстройство. Без них они новую китайскую ванну купили бы гораздо дешевле!

Владимир Ильичев: Я тоже редко встречаю потребителей, которые заинтересованы в том, чтобы было меньше возможностей покупать более дешевый китайский товар. Но свободный доступ на рынок дешевых иностранных товаров - палка о двух концах. С одной стороны, все мы - потребители и хотели бы покупать как можно дешевле, а с другой - без собственного производства товаров и оказания услуг можем остаться только с нефтью, газом и ценными породами деревьев. Все остальное придется закупать в Китае. Так что это всегда вопрос разумного баланса.

Сегодня мы расследуем девять дел: 5 антидемпинговых и 4 спецзащитных. Они затрагивают широкий перечень товаров - от химических тканей для изготовления спецодежды до легких коммерческих автомобилей для перевозки пассажиров и грузов. Практика показывает, что компании из разных стран Таможенного союза объединяются и достаточно успешно отстаивают совместные интересы. Наметилась тенденция к созданию бизнес-ассоциаций производителей Таможенного союза. Такие объединения уже есть у аграриев, представителей трубной промышленности, пищевых отраслей. Нам это на руку: компаниям в рамках ассоциации проще собрать данные от нужного числа участников рынка, дать более объективную картину.

Какой эффект от введенных мер наступает для рынка при доказанном демпинге?

Владимир Ильичев: Первая антидемпинговая пошлина в Таможенном союзе введена сроком на пять лет по стальному прокату с полимерными покрытиями китайского производства. Объем продаж этой отрасли на общем рынке приблизительно составляет миллиард долларов в год. По нашим оценкам, эта мера расширит рынок для производителей Таможенного союза на несколько сот миллионов долларов в год. В некоторых случаях антидемпинговая пошлина может быть очень высокой и полностью закрывать рынок. Это один из долгоиграющих механизмов защиты от иностранной конкуренции.

В чем суть защитных расследований?

Владимир Ильичев: Для введения специальных защитных мер по правилам ВТО необходимо представлять доказательства "непредвиденных обстоятельств", которые существенно и неожиданно изменили ситуацию на рынке. То есть не только установить факт роста импорта, но и то, что этот рост был резким и внезапным.

Например, мы ведем специальное защитное расследование в отношении посуды из фарфора. Объем импорта за три года вырос по отношению к объемам производства такой же посуды в Таможенном союзе на 189,4 процента. Это, действительно, резкий рост импорта. Насколько он был непредвиденным? Сейчас как раз по поводу таких обстоятельств собираем данные. О большем пока сказать не могу. Расследование - вещь конфиденциальная, обоснования нашей защиты могут быть использованы против нас же.

Сколько времени уходит на все процедуры расследования?

Владимир Ильичев: Есть решение комиссии коллегии ЕЭК, которое определяет сроки проведения расследований и принятия решений. Специальное защитное расследование должно завершаться в течение девяти месяцев, но может быть продлено на 3 месяца. Норма по антидемпинговым и компенсационным расследованиям - 12 месяцев с возможным полугодичным продлением.

Первая введенная в Таможенном союзе антидемпинговая пошлина в отношении китайского стального проката с полимерным покрытием потребовала 14-месячного расследования. Понятно, это достаточно долгий срок. Поэтому в ближайшем будущем в случаях, когда для этого есть основания, мы будем предлагать вводить предварительные защитные меры еще на этапе проведения расследования.

Такой опыт уже есть?

Владимир Ильичев: Да. Накануне 2013 года ЕЭК впервые приняла решение о введении предварительной антидемпинговой пошлины на китайские чугунные эмалированные ванны и предварительной специальной защитной пошлины на зерноуборочные комбайны и их модули.

Пошлина на ванны в размере 51,87 процента от таможенной стоимости будет действовать 4 месяца. На комбайны (27,5 процента) - до 5 июля 2013 года включительно. Вместе с тем отраслевые ведомства с настороженностью относятся к введению предварительных пошлин. Если по итогам расследования основания для введения пошлин не подтвердятся, деньги придется полностью возвращать компаниям, которые ввезли за это время товар.

А что из себя представляют компенсационные меры?

Владимир Ильичев: Компенсационных мер в России сегодня не применяется, и в Таможенном Союзе нет ни одного подобного расследования. Но американские органы власти в последние годы активно используют компенсационные меры против Китая. Компенсационная мера применяется в виде компенсационной пошлины на таможне, выплачивается дополнительно к таможенной пошлине. Для того чтобы ее ввести, надо доказать наличие субсидий, их специфику, что не так просто.

Хватает вам, кстати, сотрудников, чтобы такими делами ворочать?

Владимир Ильичев: Девять расследований у нас ведут 20 человек. В США защитными расследованиями занимаются порядка 200 человек. Но и расследований у них на порядок больше. В Египте на одно расследование выделяется порядка 9 человек.

Планируется, что количество сотрудников департамента с 2013 года вырастет до 35 человек. Но не так просто нанять подходящих специалистов - проведение расследований требует очень специфических знаний. Хороший специалист, занимающийся защитными мерами, это смесь юриста, экономиста и аудитора со знанием нескольких иностранных языков. Кадры по этой специальности не готовят нигде.

Наши конкуренты в каких случаях будут подавать иски в орган по разрешению споров в ВТО?

Владимир Ильичев: Будут или не будут иски, сказать сложно. С большей долей вероятности будут, если будут решения о введении защитных мер. У нас есть сейчас расследования, которые вызывают очень большое неудовольствие иностранных коллег. Например, специальное защитное расследование по зерноуборочным комбайнам. Американские и европейские производители не хотят, чтобы мы защищали этот рынок, и возражают не только против возможного применения защитных мер, но даже против факта проведения расследования. Мы это расследование еще не завершили. Однако при принятии решения будем учитывать мнения представителей европейской и американской сторон.

 

 

Российская газета

""