ДОСТАВКА ГРУЗОВ ИЗ КИТАЯ И ЕВРОПЫ ПОД НАШ КОНТРАКТ!

  • посещение выставок
  • поиск производителей
  • анализ рынка по товару
  • международные перевозки
  • таможенное оформление

Сделайте ОНЛАЙН-ЗАКАЗ прямо сейчас!

Новости

15.02.2018
Яблоко раздора: Россельхознадзор запретил ввоз белорусских фруктов

«Белорусские яблоки» вновь вне закона. Россельхознадзор вновь решил прекратить поставку белорусских яблок с 14 февраля, посчитав, что под их видом в Россию поставляются яблоки из стран, попавших под российское продовольственное эмбарго

14.02.2018
Белоруссия рассчитывает на поставки Су-30СМ из России в 2019 году

Белоруссия рассчитывает на начало поставок в страну российских истребителей Су-30СМ в 2019 году. Об этом сообщил министр обороны Белоруссии Андрей Равков

14.02.2018
Саудовская Аравия купит российский газ

Саудовская нефтяная госкомпания Saudi Aramco подпишет соглашение о партнерстве с российским СПГ-проектом, рассказал гендиректор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев. «Саудовские инвесторы проявляют интерес к СПГ-проектам, и сегодня мы увидим очень важное подписание соглашения с одним из ведущих наших СПГ-проектов», - сказал он (цитата по «Интерфаксу»), не уточнив, о каком проекте идет речь. Представитель РФПИ дополнительных комментариев не предоставил

Все новости

Обретения рубля

Где деньги

В январе 2010 года Россия, Белоруссия и Казахстан создали Таможенный союз. Свою заинтересованность в нем выразили некоторые другие страны, в том числе Кыргызстан (в настоящее время главный кандидат на присоединение), Армения, Таджикистан и Вьетнам. Вопрос о присоединении в настоящее время рассматривает Украина, получившая статус наблюдателя.

В целом эффект от создания Таможенного союза оценивается положительно как его участниками, так и внешними экспертами. Например, Белоруссия смогла существенно увеличить экспорт не только в Россию и Казахстан, но и в ЕС благодаря возможности переработки и реэкспортирования российской нефти по конкурентным ценам.

Российские банки, являющиеся, вне всякого сомнения, крупнейшими в СНГ, получили практически беспрепятственный доступ к рынкам других стран-участниц.

В мире насчитывается шесть таможенных союзов (не считая анекдотичных наподобие союза ЕС и Андорры), наиболее экзотическим и неожиданным из которых можно назвать союз Израиля и Палестинской администрации. Еще шесть таможенных союзов могут быть созданы в обозримом будущем. Большинство таможенных союзов ориентируются на результаты, которых добился ЕС в докризисный период, когда еще не было необходимости спасать Грецию и Кипр. Сегодня тот период считается временем расцвета ЕС, созданного в 1957 году в соответствии с Римским договором. Поначалу в его состав вошли шесть стран (Франция, Германия, Италия и страны Бенилюкса). 1993-й: в соответствии с Маастрихтским договором создан Европейский союз; внутри ЕС достигнуто "свободное передвижение" граждан, товаров, услуг и капитала, что открыло возможности для создания валютного союза. 2002-й: введение евро в 12 из 15 стран ЕС. К 2013 году общее количество членов увеличилось до 28, а общая численность населения составила более 500 млн человек. Из этих стран 17 (с общим населением в 330 млн человек, что равно населению США) используют евро. Упрощенно, крупные банки ведущих стран (в основном речь идет о Великобритании, Франции, Германии и Италии) не только успешно удержали позиции на собственных рынках, но и получили доступ к рынкам более мелких стран, где местные банки (особенно в странах Восточной Европы) в большинстве своем были поглощены западноевропейскими гигантами, причем единая валюта способствовала ускорению данного процесса.

В то же время Таможенный союз сталкивается с рядом трудностей. Во-первых, география. Площадь Таможенного союза равна примерно 20 млн кв. км. Таким образом, территория Таможенного союза в пять раз больше ЕС, а численность населения — в три раза меньше (500 млн человек в странах ЕС против примерно 170 млн). Это дает иную экономическую картину: возникает необходимость транспортировки на большие расстояния, в результате чего увеличиваются затраты, связанные с торговыми операциями и переездами.

Во-вторых, дисбаланс между странами Таможенного союза больше, чем, например, между странами ЕС. Этот фактор, вероятно, еще существеннее, чем географический. Крупнейшая экономика ЕС — Германия — в денежном выражении (евро) лишь на 25% превосходит экономики Франции и Великобритании, которые занимают второе и третье места соответственно. Население Германии также примерно на 20% больше населения Франции, Великобритании или Италии.

В Таможенном союзе экономика России в десять, а население — в восемь раз больше, чем в Казахстане. Преимущество России еще более внушительно, если сравнивать ее с Белоруссией или Кыргызстаном. Кроме того, существенно различаются показатели ВВП на душу населения в России ($14 тыс.), Казахстане ($12 тыс.) и странах, претендующих на присоединение, например Кыргызстане ($1,2 тыс.) и Армении ($3,3 тыс.).

В Таможенном союзе Россия играет и будет играть роль безоговорочного лидера, а потому получает и получит дополнительное преимущество за счет контроля основных экспортно-импортных потоков Центральной Азии. Страны-кандидаты могут опасаться, что это приведет к чрезмерной зависимости от России. Как следствие, у них может возникнуть желание получить дополнительные преимущества в качестве компенсации, в результате чего переговоры будут затягиваться. Кроме того, это вызывает определенную обеспокоенность США и ЕС, которые, в свою очередь, пытаются убедить кандидатов, прежде всего Украину, пересмотреть свою позицию. Таким образом, Таможенный союз не сталкивается с внутренними политическими трудностями, однако испытывает политическое давление извне.

Богатые и бедные

Сегодня в мире действует более десяти торговых соглашений, столько же находится на стадии обсуждения. Некоторые из них получили широкую известность, например НАФТА (между Канадой, США и Мексикой), о других мало кто слышал, например САФТА (между Индией, Пакистаном, Бангладеш, Шри-Ланкой, Бутаном, Непалом и... Мальдивами). И это не случайность. Говоря попросту, торговля — это ресурс. Аналогичные примеры есть и в новейшей истории: за счет торговли создали свое богатство "азиатские тигрята" Гонконг и Сингапур. Гонконг служил воротами в Китай, а через Сингапур проходит около 40% мировой торговли благодаря уникальному географическому положению этого портового города рядом с Малаккским проливом. Мировые объемы торговли в долларовом выражении впечатляют: в 2012 году на торговлю приходилось 30% мирового ВВП — $22 трлн.

Упрощенная схема международной торговли включает пять участников, каждый из которых получает определенную выгоду. Продавец выходит на новые рынки и наращивает объемы продаж. Страна-экспортер увеличивает валютные и налоговые поступления благодаря росту экономической активности. Покупатель получает доступ к товарам, которые раньше были недоступны (или стоили гораздо дороже). Страна-импортер увеличивает налоговые поступления за счет таможенных платежей, налога с продаж и НДС. Наконец, трейдеры/перевозчики получают доход за счет комиссии и транспортных платежей. На практике схемы обычно выглядят гораздо сложнее из-за участия в них многочисленных посредников: банки, финансирующие экспортные операции, страховые компании, страхующие продукцию и кредиты стран-реэкспортеров и т. д. В данном случае финансовый сектор выигрывает как прямо, так и косвенно: непосредственно — за счет возрастающих объемов торгового финансирования, а косвенно — благодаря вызванному торговлей экономическому росту, который, в свою очередь, дает банкам возможность увеличивать свои кредитные портфели.

Таким образом, содействие торговле обычно позволяет добиться экономического роста, и большинство стран стремятся разрушить торговые барьеры... у своих соседей. Потому что здесь, как и везде, есть хитрости. Если цена на товары местных производителей окажется выше цены на аналогичный импорт, местные производители останутся не у дел. В этом случае они начнут оказывать давление на правительство своей страны с целью получения "защиты" в виде торговых барьеров. В то время как субсидии и (или) тарифы имеют смысл в торговле промышленными и сельскохозяйственными товарами, для финансового сектора они бесполезны (так, на кредит торговую пошлину не наложишь). В этой связи страны, стремящиеся защитить свой финансовый сектор, прибегают к разнообразным правилам и предписаниям, которые на первый взгляд представляются справедливыми, но в действительности предназначены создать определенные преимущества для местных банков.

В настоящее время ведутся горячие споры по поводу того, какая страна получила наибольшую выгоду от создания НАФТА, и еще более ожесточенные — о том, кто выиграл от создания ЕС и введения евро. Этот вопрос настолько чувствительный и политизированный, что прийти к согласию никак не удается. Суть споров сводится к тому, что каждая страна считает себя жертвой и указывает на другую страну, которая якобы получила больше преимуществ. Понятно, что все это делается с прицелом на будущие переговоры: чем больше жалуешься, тем выше шансы "выторговать" для себя более выгодное положение в ЕС. Из всего этого напрашивается единственный вывод: простого решения данной проблемы нет. Каждая страна-участница получила определенные выгоды, пусть и не так много, как хотела.

Во-первых, определенную выгоду получили все граждане ЕС. Остались в прошлом долгие очереди на границах, про которые многие уже успели забыть (а вот пересечение российской или украинской границы по-прежнему занимает до нескольких часов). Стало гораздо проще переехать из одной страны ЕС в другую с целью трудоустройства. Вам не нужно обменивать валюту и нести дополнительные расходы, если вы путешествуете в зоне евро. Ушли в прошлое колоссальные различия в обменных курсах между национальными валютами, существовавшие до введения евро. Значительно снизился уровень бюрократии для граждан.

Одним словом, наибольшую выгоду от ЕС и евро получили самые богатые и самые бедные страны. Первые получили возможность экспортировать на новые рынки, где наблюдался повышенный спрос на их продукцию, вторые получили различные субсидии. Страны со средним достатком оказались в наименее выгодном положении.

Единая валюта?

Некоторое время назад были высказаны планы по введению в рамках Таможенного союза единой валюты, которой может стать как российский рубль, так и совершенно новая денежная единица. Тем не менее соглашение по данному вопросу пока не достигнуто и предполагаемая дата не установлена.

Это означает, что ожидать введения новой валюты в ближайшие пять лет не стоит.

Горячие дискуссии по поводу евро могут быть одной из причин отсутствия спешки в вопросе введения единой валюты. Опять же ввиду преобладания России в экономике Таможенного союза введение единой валюты представляется гораздо менее сложным с технической точки зрения, чем в ЕС, и может произойти гораздо быстрее.

На практике Таможенный союз может опереться лишь на два реальных примера применения единой валюты. Один из них — использование франка КФА рядом центральноафриканских стран — не очень актуален, так как данная валюта была введена с помощью Франции и ее обменный курс был изначально привязан к французскому франку, а теперь к евро. Вторым примером, естественно, является евро. Другие торгово-экономические союзы, в частности Союз южноамериканских наций, также рассматривают возможность введения единой валюты по образу и подобию евро.

Таким образом, ускоренный поэтапный план действий по введению единой валюты предполагает определенное соглашение о целевых макроэкономических показателях (как, например, уровень допустимого бюджетного дефицита в каждой стране), а также период наблюдения, призванный обеспечить их достижение. Помимо этого для каждой страны, где планируется введение единой валюты, необходимо установить первоначальный обменный курс. Для этого потребуется серьезный переговорный процесс и определенный уровень стабильности валют указанных стран. На протяжении последних четырех лет курсы национальных валют России, Казахстана (и Украины) удерживались в пределах достаточно широкого коридора — от -20% до +10% от уровня января 2009 года. Однако белорусский рубль рухнул, обесценившись примерно на 60%.

Единая валюта станет большим подспорьем для предприятий (исчезнут валютные риски и затраты) и активизирует обмен внутри Таможенного союза. Правда, сейчас довольно трудно оценить, насколько именно. Банки потеряют часть своей прибыли от операций с иностранной валютой. С другой стороны, расширять бизнес в странах Таможенного союза станет намного проще. Предприятия смогут привлекать заемные средства в единой валюте в любой стране Таможенного союза. В результате возрастет конкуренция в банковском секторе и снизятся ставки, а это пойдет на пользу всей экономике. При этом велика вероятность того, что небольшие или региональные банки не способны будут конкурировать с крупными игроками, что приведет к ускорению консолидации банковского сектора в целом.

 

КоммерсантЪ

""